• Русский
  • |
  • English
  • Унтер-офицерская Европа

    Игорь Хаустов, Президент ООО «Межотраслевая Консалтинговая Компания».
    29 Января 2015

    В конце августа зампредседателя Европарламента от Польши Рышард Чарнецкий предложил польскому правительству расширить санкции против России.

    Самое удивительное из его предложений — это ограничение конвертируемости рубля. «Эта стратегия позволит успешно ударить по экономическим интересам России, — считает Чарнецкий. — Когда Visa и MasterCard отказались обслуживать клиентов Банка Москвы, эффект был впечатляющим». Правда, выступая в Польском сейме, предложения по ограничению конвертируемости рубля пан Чарнецкий не озвучил. И вот почему. 

    Во-первых, рубль сегодня практически не используется в международных расчетах с государствами Евросоюза. Более того, цены на основные экспортные товары России, поставляемые в Европу, — энергоносители, вообще номинированы в долларах. Во-вторых, под свободно конвертируемыми валютами понимают валюты, которые резиденты и нерезиденты той или иной страны могут свободно покупать и продавать. Ограничения же на использование валюты может закладывать только Центробанк страны, выпустивший валюту, а не любой желающий, как думает евродепутат. Причем рубль официально стал конвертируемой валютой в 2006 году, но пока еще не является свободно конвертируемой. И наконец, запрет обмена обеспеченного рубля на пустой доллар — это просто подарок пана Чарнецкого России. Ведь добровольный отказ Запада от долларовой оккупации нашей территории как никакие другие меры будет способствовать росту нашей экономики.

    Помешать же третьим странам и России осуществлять свои двусторонние расчеты в их национальных валютах ни ЕС, ни США и уж тем более Польша не могут. Вопрос о валюте, в которой будут осуществляться расчеты по тому или иному международному контракту, решают исключительно договаривающиеся стороны. Бредовые идеи польского политика говорят лишь о том, что Запад нацелен на эскалацию торговых войн с Россией и, как уже случалось неоднократно, использует экономические «утки», которые могут подтолкнуть стагнационные тенденции на мировых рынках. 

    В свое время Адам Смит тоже поведал миру сказку о рынке и рыночных отношениях, задача которой была — направить предпринимателей в то, что назвали «свободным рынком». Якобы рынком покупателей и продавцов. И больше никого на этом рынке, как уве­рял Смит, нет. Рынок сам собой управ­ляется и регулируется. Теория красива и привлекательна, как и предложение Чарнецкого. А что на самом деле? В прак­тической экономике, помимо продавца и покупателя, в каждой сделке незри­мо присутствуют еще двое. Лукавство Смита исключило их из экономической теории, но они существуют — это Госу­дарство и Эмитент. Именно они и никто другой определяют цену товара и прави­ла сделок. Государство определяет стои­мость энергии, рабочей силы, проценты и налогооблагаемую базу прямых и кос­венных налогов, регионы — распростра­нения товаров и так далее. А эмитент — стоимость своих денег, режимы хра­нения, регламент трансакций, величину ссудного j процента и все остальные пра­вила денежного обращения. В конечном счете только эмитент, а не кто-либо со стороны, в любую секунду может объявить дефолт сво­их денег, и они превратятся в придорожную пыль. 

    Конечно, неуверен­ность в завтрашнем дне европейских произво­дителей и потребителей, усугубленная санкциями против России, которыми Европа высекла саму себя, приводит ко все нарастающему страху и, как след­ствие, развивающемуся хаосу денежной сферы. Причем хаосу, не управляемому никем, то есть к американскому хаосу.

    В связи с этим представляется необ­ходимым обсудить несколько важней­ших вопросов: чем, в сущности, станут деньги завтра и что они есть сейчас? Ка­кими должны быть принципы эмиссии денег и что должно лежать в основе их ответственной эмиссии?



    Ваш комментарий